На программы фонда направлено66 730 387,42руб
Собрано в апреле 2022456 587, 50руб

«И от этого ей хорошо» — как Катя учится дружить

Автор текста: Команда «Каждый Особенный»
10.02.2022

У Кати невербальный аутизм. Она не разговаривает. Совсем. Никогда не скажет, что её что-то беспокоит, не попросит есть или пить, не расскажет, как прошёл день. Если у неё что-то спросить — не ответит.

Когда Катя гуляет на площадке возле дома, она пытается подружиться с соседскими детьми — бегает, играет и повторяет их действия. Следом за ними карабкается на горку или садится на качели. Но когда нормотипичный ребёнок обращается к ней с вопросом «как тебя зовут?», она молчит. Тогда у ребёнка пропадает интерес и он уходит. Катя остаётся играть одна.

Необычное в поведении дочери Олеся, мама Кати, начала замечать, когда ребёнку было ещё 6 месяцев. Девочка совсем не обращала внимания на погремушки. А когда Кате исполнился год, Олеся окончательно убедилась, что ребёнок развивается не так, как сверстники — девочка не смотрела в глаза, у неё не было указательных действий. Её действия отличались однообразностью — Катя подолгу строила башенки и выставляла игрушки в ряд, больше ничего. А ещё она постоянно кричала. Несмотря на симптомы расстройства, диагноз не ставили. Когда Олеся приходила в поликлинику и убеждала врачей, что с ребёнком что-то не так, ей отвечали коротко — «всё с ней хорошо».

В три года Кате поставили ЗРР и ЗПРР. А ближе к пяти годам — расстройства аутистического спектра.

«Я постоянно ходила к докторам и говорила — ребёнку уже четыре года, а вы всё твердите ЗРР и ЗПРР. Я ничего не знала об аутизме, но я понимала, что развитие идёт не так, как у всех детей. Мне было очень тяжело. Постановка диагноза, походы к психиатру и оформление инвалидности стали для меня сильным стрессом. Но потом я просто поняла, что у меня нет другого выхода», — вспоминает Олеся.

Катя несамостоятельна. Олесе нужно давать ей простые команды, чтобы дочь их выполняла: «одевайся», «раздевайся», «надевай обувь». Катя никогда не пойдёт утром в ванну сама — только с маминой подсказкой. Чтобы она почистила зубы, ей нужно продиктовать инструкцию: «возьми щётку», «выдави пасту», «чисти зубы», «полоскай рот», «умывайся», «мыль руки». Катя понимает все просьбы и выполняет их. Но стоит маме отвлечься и не проговорить следующее действие — девочка встанет и будет молча стоять.

Общаться им помогают карточки PECS. Если мама запланировала визит к врачу или прогулку, она на картинках объясняет Кате свои планы, чтобы девочка понимала, куда они идут и зачем. Это помогает предотвратить нежелательное поведение.

Сейчас Катя ходит в 1 ресурсный класс в школу №21. Там она занимает по особой программе, но на ИЗО, физкультуру, технологию и математику ходит вместе с нормотипичными детьми. И кажется, там у неё появился первый друг — аутичный мальчик, с которым они вместе смеются, улыбаются и даже могут обняться.

А ещё среди одноклассниц Кати есть две нормотипичный девочки, которые по совместительству оказались её соседками. Теперь, когда они познакомились с Катей и лучше узнали её, они стали подходить к ней во время прогулок во дворе, здороваться и брать за руку. «И от этого ей хорошо», — говорит Олеся.

У Кати есть проблемы с поведением. Периодически она выражает протест: падает на пол, кричит, плачет. Иногда для это есть причина, иногда это случается ни с того ни с сего. Но ещё она многого добилась. Мама рассказывает, что девочка выбралась из своего панциря, в котором раньше жила. Научилась смотреть в глаза, повторять за другими детьми. С ней можно заниматься, она умеет читать и писать. Раньше она не могла сидеть — всё время бегала, бегала, бегала. Постоянно крутила что-то в руках и не замечала никого вокруг: существовала только она и её мир. Во всём можно добиться прогресса, надо только упорно заниматься, считает Олеся.

«Я очень хочу, чтобы Катя научилась коммуникации с людьми. Чтобы она умела ходить в магазин, пользоваться банковской картой, чтобы могла элементарно себя обслуживать и имела базовые бытовые навыки. Сейчас Катя умеет только чистить яйцо, но не может, например, намазать масло на хлеб. Я хочу, чтобы в будущем она могла самостоятельно жить. Может быть, когда-то у неё появится профессия».

Мы рады создавать больше возможностей для детей с РАС. Сегодня они могут учиться в ресурсных группах и классах, где учитываются их индивидуальные потребности. Каждая маленькая победа наших подопечных — большая гордость для нас.

Если вы поддерживаете то, что делает наш фонд, и хотите помочь ребятам с аутизмом и другими ментальными особенностями — пожалуйста, отправьте нам пожертвование. Сделать это можно здесь: ko-fund.ru/donate. Любая сумма важна, когда нас много.

С вашей помощью мы сделаем больше!

Прямо сейчас вы можете помочь еще большему числу детей и взрослых с аутизмом в Белгородской области: Сделав пожертвование.